О научном методе, Оруэлле и пределе плавучести (философический ответ Марии Карп).

После и вследствие прочтения  сказки  «Скотный  двор»  (или, вернее, «Скотхоз»)  4,5  года назад у меня возникло отчетливое впечатление, что известный борец с советским тоталитаризмом Оруэлл намеренно выдавал себя за того, кем он на самом деле не был. «Каждая строчка моих серьезных работ с 1936 г. написана прямо или косвенно против тоталитаризма и в защиту демократического социализма, как я его понимаю» — писал он в 1946 году. Хитромудрая оговорочка: «как я его понимаю», не позволяет выставить Оруэллу упрек в том, что его «демократический социализм» не имеет ничего общего ни с одним из многочисленных видов демократического социализма, известных в природе. Все его многочисленные откровенно антидемократические и антисоциалистические строчки с помощью такой оговорки можно объяснять особостью видения некоего никому, кроме самого Оруэлла, неизвестного орводемосоциализма.

Я  настолько заинтересовался столь вопиющим противоречием между провозглашаемыми во всеуслышание демократическими, левыми убеждениями и антидемократическим, профашистским содержанием сказки «Скотхоз», что стал внимательно читать биографии Оруэлла и все остальные его великие литературные творения, из которых до того был знаком лишь с антиутопией «1984».  Гипотеза двоемыслия Оруэлла  находила  все  новые  и новые подтверждения,  которые  были  — на начальном этапе для меня только! — открытиями, предсказанными этой гипотезой, маленькими открытьицами, «открытиями для себя», если вспомнить Канта, ведь все эти факты были широко известны остальным любителям и знатокам Оруэлла.  Я узнал, что «демократический социалист» Оруэлл закончил элитарный Итон, в который  для  принцев,  будущих  королей,  подбирают особо избранных и проверенных  однокашников.  Отказался от карьеры в метрополии не потому, что ощутил тягу к восточной экзотике, как об этом пишут наивные противники советского тоталитаризма, а потому, что попытался изнасиловать свою знакомую, и она его, очевидно, предупредила, что если когда-нибудь еще  услышит его имя, то посадит в тюрьму.  Он, и это очень странно для «демократического социалиста»,  достаточно долго  служил в колониальной британской  полиции, успешно  продвигался по службе и, по свидетельству знавших его в то время людей, не проявлял ни малейших признаков нелояльности. Для меня эти раскопанные в ходе поисков факты не стали неожиданностью, они были предсказаны гипотезой. Ушел из колониальной полиции не из-за того, что сознал порочность политики британского империализма, как об этом пишут рьяные хвалители Оруэлла, а из-за того, что переболел лихорадкой денге и решил сменить климат. Еще предсказанное открытьице. Оказалось, что оба самых известных опуса Оруэлла «Скотхоз» и «1984», мягко говоря, представляют собой переделки (ремэйки) произведений других авторов, а не в высшей степени оррригинальные и новаторские творения, если верить многочисленным англоязычным критикам ( и послушно вторящим им иноязычным). И т.д., и т.д., и т.д., и т.д.

В   конце   концов,   эта  гипотеза  натолкнула  на  собственно открытия,  т.е. неизвестные ранее оруэлловедам факты, новые уже не для  меня  только, но и для всех,  т.е. «открытия для всех» по Канту, причем новые факты обнаруживались ровно там, где гипотеза их и предсказывала и там, где другие исследователи не искали. Все эти факты не оставляют камня на камне от выстроенного полувековой пропагандой образа независимого ни от кого мыслителя, сторонящегося любого и даже своего собственного государства и глубоко озабоченного его вмешательством в частную жизнь граждан.

С другой стороны, с некоторым трудом замятые скандалы, связанные с обнаружением  «списка Оруэлла» и фактов сотрудничества «лучшего друга» Оруэлла, Ж.Коппа, с фашистами, вполне предсказуемые в рамках моей гипотезы, были совершенно неожиданны (и весьма неприятны!) для  традиционных оруэлловедов.

Но гипотеза, объясняющяя известные факты и предсказывающая новые, называется теория. В данном случае, теория грандиозного по своему размаху и продолжительности пропагандистского шулерства.

К чему я клоню.

Таблица   Менделеева  предсказала 2 новых  химических  элемента. Они были вскоре обнаружены и ровно с теми свойствами, которые предписывались им этой таблицей.
В  то  время еще находились  чудаки,  считавшие  открытие  этих элементов случайным совпадением. Но «случайные» совпадения  продолжаются уже полтора столетия, и критиков теории Менделеева  (периодической  таблицы) больше нет. Т.к. теория Менделеева обладает несокрушимой предсказательной  силой.  Я  на сравнение  с Менделеевым ни в коем случае не покушаюсь, пример — только для иллюстрации сути научного метода.

Да, гуманитарные науки — это не естественные науки. 🙂 Лев Ландау (кажется) говорил, что науки бывают естественные, неестественные и противоестественные. В которых иногда 2+2 бывает = пяти  или, скажем,  3,141592 , или, вообще, сапогам всмятку — в зависимости от политической и иной конъюнктуры. Но научный метод в науке един. Оспаривать теорию, способную предсказывать новые факты, недальновидно для человека, пишущего  статьи, снабженные в академическом  стиле  ссылками.
Дальновидным  же  пассажирам  пропагандистского титаника «Оруэлл», как мне кажется, пора с достаточно беззаботным видом, но в то же время сноровисто, пересаживаться в спасательные шлюпки.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s